Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

   
Алексей Степанов - Лошадь. 1911-1920 Лошадь. 1911-1920

Последнее десятилетие творчества Степанова было посвящено постижению жизни природы в ее целостном проявлении, в ее вечном движении, вечной текучести, изменении мерцающих частей огромного целого. Не надо, однако, искать здесь совершенно чуждой ему сознательной аналитики, близкой научному познанию. Степанов остается во всех своих опытах художником непосредственного восприятия, ищущим гармонии в своих живых композициях.
В завершенном этюде "Лапвик" (собрание семьи художника), написанном в Финляндии в 1912 году, нет ни одного живого существа. Но берег озера, мостик, купальня, постройки и деревья на другом берегу - все находится в живом, ощутимом движении, и носителем его служит прежде всего сама живописная фактура этюда: длинные, быстрые мазки в живописи поверхности озера и прерывистые, которыми написан длинный мостик, захлестанный волнами; затем короткие, перебивающие друг друга мазки в живописи первого плана, в камнях ближнего берега и песчаных прогалинах между ними, и, наконец, исполненные одним или двумя ударами кисти длинные постройки на противоположном берегу озера.
Яркий, звонкий колорит с ясным голубым небом и красной крышей купальни вместе с движением, заложенным в фактуру, создает динамику целого. Все здесь в движении, все ликует и поет - и вода, и небо, и берега. В близкой по времени написания к "Лапвику" картине "В праздничный день" (1911 - 1912, местонахождение неизвестно) Степанов передает живой весенний трепет природы уже иными средствами. По тонкому очарованию образов, по умению слить в целостный, гармонический строй все ее элементы картина представляет собой одну из больших удач художника. Из воды поднимаются чуть-чуть опушенные нежной зеленью деревца затопленных разливом перелесков; лодка скользит по воде, в ней девушка, почти девочка. Из-за платка чуть виден ее нежный профиль; она осторожно держится за борта. На корме паренек направляет веслом лодку.
В струящемся, трепетном свете воздушны и нежны их юные фигуры, в воде колеблется их отражение... Гармония, целостность, в которые приведено изображение, достигнуты здесь не только единством образного строя, не только скрытыми ассоциациями между весенним разливом, тонкими деревцами и юностью изображенной пары, - художник насыщает радостным трепетом всю картину, все в ней приведено в легкое колеблющееся движение; очертания деревьев и фигур людей так же зыбки и раздроблены, как их отражения в воде; колеблется даже контур фигуры паренька - наиболее темный и крепкий элемент композиции. И все эти зыбкие формы музыкально сочетаются с мелодией картины - скользящим движением челнока. В картине "С ярмарки" (частное собрание; была на XVII выставке Союза 1923 г., но написана, возможно, в 1912-1913 гг.) Степанов достигает интересного эффекта передачи движения. Движутся на первом плане вдоль полотна картины не только розвальни, запряженные парой лошадок, с пареньком-кучером и двумя седоками, не только бегут за ними привязанные к задку санок лошадки-новокупки, но, кажется, движутся в обратном движении встречные избы, разворачивая свои ряды перед взором. Предельной ощутимостью движения художник как бы ставит зрителя на место своих персонажей. Живопись в этой небольшой картине широкая, обобщенная, контуры тают в неверном свете сумерек, открытая форма кадра усиливает динамику изображения. Еще сильней и выразительней, в предельной быстроте показано движение в картине "Объезд лошади" (частное собрание). Здесь все принимает участие в бешеной скачке двух рысаков - земля несется под копытами, мимо мелькают избы и жерди изгороди, движение которых, кажется, тщетно старается удержать прислонившийся к ним прохожий. Впечатление бешеной, вихревой скачки возникает из сложных ритмов противоположных движении: рвущихся вперед рысаков, откинувшегося назад, натянувшего вожжи седока, распущенных по ветру хвостов лошадей, снега, летящего из-под копыт и, главное, с необыкновенным мастерством переданным дрожанием рассекаемого воздуха, в изображении которого находит свое оправдание прием смазанного контура. В картине "Бега" (Гос. музей изобразительных искусств имени Бехзада, Душанбе) в смелом движении прямо на зрителя изображен выезд состязающихся лошадей на беговую дорожку. Неожиданно выпал первый снег. Вероятно, именно нетронутая белизна выпавшего снега в его контрасте с силуэтами гнедых и черных лошадей привлекла внимание Степанова.

Алексей Степанов - На пашне. 1919 На пашне. 1919

   
Нежные серые тени лепят изгородь околицы и дома далекой деревеньки; легкими бороздами отмечают они ненаезженную дорогу. Замечательно передано дрожание рефлектирующих, растворяющихся форм в быстром движении на белом снегу. Трудности композиционной задачи Степанов преодолел, поставив справа у изгороди мужскую фигуру; она ритмически отвечает фигуре темной с отметиной лошади слева; обе они держат композицию и привлекают внимание к центральным фигурам. Без этих двух "опор глаза" все расплывалось бы в бесконечном снежном просторе. В гуаши "Увидели" (ГТГ) взят момент, когда охотник на коне от состояния напряженной неподвижности разом перешел к бешеной скачке в карьер и борзые мгновенно помчались за ним. Свободные, широкие мазки, светлые и темные, как бы мелькающие в быстром движении пятна в изображении коня и собак, в свою очередь служат носителями динамики картины так же, как композиция, как очертания фигур. Широко, обобщенно и несколько смазано написан пейзаж, так, как должен видеть его мчащийся всадник. Сохранились три карандашных рисунка (ГМИИ), вскрывающих метод работы Степанова над этой гуашью. В одном фигура всадника взята сзади, в другом - он мчится вправо (а не налево, как в картине), и только третий запечатлевает композицию группы охотника и борзых так, как она осуществлена в гуаши. Очевидно, прежде чем начать писать, Степанов кропотливо изучал предмет будущей картины. Композиционный рисунок менее удачен, в нем нет движения, которое художнику удалось получить в рабочих рисунках. Возможно, существует другой, ему подобный, но более совершенный рисунок, или же Степанову, уже изучившему всесторонне движение всадника будущей картины, нужен был этот рисунок только как наметка расположения ее фигур. До какой степени изменились за десять-двенадцать лет творческие задачи Степанова, можно увидеть из сравнения двух картин: "По белой тропе" (1901) и "С гончими" (начало 1910-х гг., гуашь, ГТГ). Почти одинаковая композиция обеих картин наводит на мысль, что художник в 1910-х годах сознательно воспользовался схемой ранней картины. Действительно, и там и здесь лошадка, запряженная в розвальни, въезжает в ворота околицы; в розвальнях два седока; за санями плетутся четыре гончих. И тем не менее это две совершенно разные картины. И дело тут не в самом предмете изображения, не в том, что в первой изображены два охотника зрелого возраста, а во второй-два паренька, но в том, что за эти годы углубилось понимание художником природы и изменилась направленность художественного видения. В первой картине Степанова больше всего интересует предметность изображаемого. Он стремится четко запечатлеть позы, одежды и, главное, лица охотников; он видит белый снег первопутка, но еще не знает, что отражение от снега дает рассеянный свет, в котором тают формы и не бывает резких очертаний. "По белой тропе", хотя и написана одновременно с картиной "Овец загоняют", относится к раннему периоду творчества Степанова и представляет собой дальнейшее развитие той его линии, которая уже наметилась в его первой "передвижнической" картине - "Гоп! .. Гоп! .." В картине "С гончими" Степанова интересует главным образом само состояние природы: сумерки, снег, на горизонте темная полоса леса. И хотя розвальни с седоками и собаками взяты с самой близкой точки зрения, лица, шапки, фигуры только угадываются, но угадываются безошибочно. В том-то и заключается особенность степановской кисти, что при широком живописном письме, растворяя формы в воздухе и свете (реже ярком, чаще сумеречном или взятом в тени), художник сохраняет точность рисунка, внушая зрителю возможность мысленного восстановления опущенных при обобщении деталей.


Далее: продолжение





Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru