Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

   
Алексей Степанов Алексей Степанов

Кажется, не может быть ничего более различного, чем эти две картины: одна исполнена легкими мазками, почти наброском, тая недосказанность и в формах и в колорите, другая отличается четкой последовательностью рисунка и строго определенными красками скромного колорита. Одновременность появления этих двух так по-разному трактованных картин обнаруживает творческие колебания художника, предшествовавшие перелому не только во внешней манере его живописи, но в самом существе его творческого видения. За картиной "Овец загоняют" в 1900 - 1910-х годах и позже последовали написанные гуашью по серому или желтому картону (или бумаге тех же цветов, наклеенной на картон) небольшие картины, легкостью и быстротой мазков, иногда не вполне покрывающих фон, напоминающие натурные этюды. К ним можно причислить такой шедевр Степанова, как "Стадо", (частное собрание), "В лодке" (частное собрание), "В слякоть" (Киевский гос. музей русского искусства) и, наконец, "Grand Opera" (Кисловодский художественный музей имени Н.А.Ярошенко).
Если картина "По белой тропе" заканчивает в творчестве Степанова целый период, который можно определить как период освоения современных художнику, значительно устоявшихся достижений русской живописи, то в этих картинах пробивают себе путь новые устремления к свежести, не посредственной передаче увиденного без переработки его в мастерской. Все сильней они утверждались в живописи современников и сверстников Степанова; в творчестве же самого художника они были подготовлены и заграничными поездками и знакомством с картинами французских художников, блестяще представленных к тому времени в московских частных собраниях.

Биография:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Свежесть видения, непосредственность его передачи, тонкое нюансирование хрупких тональностей, отмеченные в картине "Овец загоняют", не замедлили сказаться и в законченных произведениях Степанова, упирающихся не только на мимолетное впечатление, но и на знание предмета, на весь предыдущий опыт художника. В этих картинах получает преимущество свободный, обобщающий мазок; большое значение имеет пятно; но вместе с тем формы в них выступают ясно, преобладает воздушная рисунчатость, достигнутая все теми же свободными штрихами кисти ("Водопой", "Волки", ок. 1910 г., частное собрание, "Лось и лайки", Ростовский областной музей изобразительных искусств). В картине "Водопой" Степанову удалось дать простое и гармоническое решение одной из труднейших проблем, стоявших в 90 - 900-е годы перед художниками. Степанов достиг в ней полного органического слияния пейзажа, бытового жанра и анималистической темы. Все три элемента картины равноценны; они одинаково разработаны, и ни один из них не берет перевес над другими; все три составляют неразрывное, гармоническое единство. Очень тонко почувствован зимний пейзаж, понимаешь и состояние погоды и время дня с точностью чуть ли не до минуты. Зима была теплая, снежная, снег лежал пластами на крышах; он шел еще вчера (снег на кормушках, на воротах изгороди еще не стряхнула рука человека); ночью захолодало, деревья покрылись инеем. Еще не совсем рассвело; в утренних сумерках, именно утренних, а не вечерних - так тонко видение художника, - встала женщина, зажгла свет в избе, вышла во двор напоить, накормить скотину. Тема труда, как всегда у Степанова, дается легко, без нажима. Группа женщин и животных взята крупным масштабом и занимает почти весь первый план, нисколько, однако, не выпирая из картины: в сумеречном свете их объемы лепятся мягко, живописно сочетаясь с окружающим пейзажем.
Колорит именно тот, который становится отныне основой цветовых композиций Степанова, - сочетание белых, серо-белых, жемчужно-серых и различных оттенков коричневых и черных тонов; на женщине розовый платок, и это пятно, его мягкий розовый цвет вносит в колорит особенно нежный оттенок.
Необыкновенно у Степанова это умение вписать в гармонию скромных, неярких тонов кусок интенсивного цвета-красного ("На мельнице", частное собрание), ярко-розового ("Слякоть"), голубого ("Цугом", Гос. картинная галерея Белорусии), розового, желтого, голубого ("Зимний вечер", собрание М. В. Куприянова), синего ("В лодке"). Новый цвет входит легко и естественно, не нарушая общую красочную ткань картины. Каждое из цветных пятен имеет не только формальное значение, не только придает устойчивость, остроту или разнообразие колориту, но вносит в картину смысловой и эмоциональный оттенок. О маленьких красногрудых снегирях-маленьких красных пятнышках в картине - хорошо рассказал в своих воспоминаниях В.А.Филиппов. Цвет, тон, выбор всех живописных средств Степанов обусловливал правдой и красотой поэтически пережитого. Еще тесней, чем в "Водопое", завязано сосуществование трех жанров в картине "Волки" (Ок. 1910 г., частное собрание). В ней пейзаж, дикие звери на охоте и тонко ощутимая близость человека - равноценные, равнодействующие силы в создании единого и целостного поэтического переживания.
Зимняя ночь. Луна тускло светит из-за облаков. В воздушной сумеречной глубине мерещутся тени деревьев. Мутно светит огонек в окне занесенной снегом избушки. Серые тени падают на снег. В такие ночи волки выходят из лесу; крадучись, подбираются они к жилью человека. Их трое. Они идут друг за другом, насторожены их уши, они принюхиваются к следу.
Волчий глаз горит как свеча. "И земля-то спит, и вода-то спит, одна баба не спит", - возникают в памяти слова старой сказки.
Только в сказках и в лучших образцах русской лирики можно найти такое яркое ощущение мутных волчьих ночей. Если рассматривать вблизи такие полотна Степанова, как "Волки" (ок. 1910 года) или "Берут медведя" (частное собрание) - увидишь скрещение нежных белых то бархатистых, то полупрозрачных мазков, между ними сероватые пятна. Возникает впечатление воздушной бесформенной путаницы белых штрихов. Отходишь - и все становится на свое место, получает пространственность и объем: встают темные ели с опущенными под тяжестью снега ветвями, легкий пушистый иней лежит на тонких деревцах и кустарниках подлеска; живет, движется, дышит сумеречная глубина леса, и взор уходит в нее все дальше и дальше.


Далее: Биография, стр.14





Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru