Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

   
Алексей Степанов Алексей Степанов

Именно в этой светлой гамме были исполнены такие картины, как "Цугом" (Гос. картинная галерея Белорусии). "Выезд из усадьбы" (частное собрание), "Зимой в деревне" (частное собрание), "Занесло" (собрание семьи художника) и многие другие. Обычно все они отличаются незамысловатым, но с любовью рассказанным содержанием: кто-то в голубой шубке едет в саночках по зимней дороге; женщина везет в салазках поклажу, девочка ей помогает, подталкивая сзади; кто-то выезжает из усадьбы, им отворяют ворота.
Степанов теперь обращает большое внимание на эмоциональную значимость цвета. Наряду со светлой перламутровой гаммой веселых деревенских картин Степанов, там, где это требуется их содержанием, сохраняет более суровые краски. Еще в 1907 году в картине "С добычей" (XXV выставка передвижников) мрачная нота сюжета (возвращаясь с охоты охотники везут в розвальнях убитых волков) звучит в колорите и отражается в деталях рисунка: все в ней становится сумрачно, меркнет белизна снега, силуэты лошадей очерчены резко, объемы тяжеловаты; на фоне мрачного серого неба чернеет лес. Глубокой поэтичности переживания Степанов достигает в таких своих простых по замыслу картинах, как "Лошадки у освещенного окна" в двух ее вариантах. Обе из частных собраний: одна принадлежала Л.В.Собинову, другая - Смольяниновым. Обе эти картины почти буквально повторяют друг друга, и трудно сказать, которая сделана раньше. Смольяниновский вариант сделан крепче, уверенней, собиновский - мягче и немного бледнее. Но в обоих в мягком валерном сочетании двух основных тонов - серого и теплого золотисто-коричневого - нашла выражение тихая лирика мирного настроения, возникающего при виде домика с заснеженной крышей, света из окна и пары лошадок, смирно остановившихся у крылечка.
В этих двух картинах нашла свое наиболее полное выражение излюбленная Степановым тематика милых и мирных эпизодов из русской жизни, начало которой было положено самым ранним этюдом - "Бабушка печет блины". В этих картинах художник отступил от манеры вводить в гармонию серых и коричневых тонов малую долю чистого цвета и этим достиг наиболее спокойного решения колорита, отвечающего настроению картины. Картины были написаны накануне войны 1914 года, но тогда, когда, казалось, ничто не предвещало будущих тревожных событий.

Биография:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Позже, в 1917 году, Степанов создал новое произведение - картину "Уехали..." (ГТГ). По сюжету, композиции, образному строю она близка к "Лошадкам у освещенного окна". В обеих картинах у крылечка, занесенного снегом дома, две лошадки, запряженные в розвальни; зимние сумерки, переходящие в ночь; освещенное окно, свет из него, падающий на снег. Но в поэтическом содержании, в тонком трепете чувств, в своей музыкальной окраске, возникающей из колорита, движения, деталей, образного строя, обе картины глубоко различны между собой. В каждом звучит своя мелодия, лирический тон, свойственный только ей одной.
В картине "Уехали..." само название отмечает беспокойную ноту в замысле художника. И здесь основные тона колорита: жемчужно-серый и золотисто-коричневый. Но художник ввел в эту скромную основу тревожные оттенки красного и тонкий, прозрачный серо-голубой цвет.
В картине три источника света: в сером небе гаснут красные отсветы зари, но луна уже взошла и ярко осветила торцовую стену дома голубым, слегка сиреневым светом; в окнах совсем недавно зажглись огни, и желтые от блески упали на снег, мешаясь с розовыми отблесками зари и мерцающим лунным светом.
Тревожному колориту, беспокойной динамике освещения отвечает длинный, быстрый мазок, создающий фактуру, столь же динамическую и беспокойную. Движение только что тронувшихся лошадей, тень в освещенном окне, женщина в розвальнях, повернувшаяся к окну как бы с прощальным взглядом, и та, другая, что выбежала провожать, как была в легкой розовой кофточке, и осталась позади, у крылечка, в полосе лунного света - все эти образы возникают естественно, как главные носители тонкого и трепетного настроения, пронизывающего каждый мазок картины.
За такие картины, как "Бега" (1917, Музей изобразительных искусств им. Бехзада, Душанбе), "Волки" (1916, музей Академии художеств), "Волки" (ок. 1910 г., частное собрание), "Лось и лайки" (Ростовский областной музей), Степанова можно назвать мастером снега, мастером инея. Снег у него то золотистый и сероватый, как в сугробах "Лошадок у освещенного окна", то белый и серый - в пасмурный день, то серовато-голубоватый - при мутном свете луны ("Волки", Музей Академии художеств). Иногда он почти не отличается от фона (в рисунках - от белой бумаги), и только несколько касаний кисти, чуть нанося игру светотени, придают ему материальную ощутимость. Снег у Степанова передается по-разному: один он - на земле, другой - на крыше, совсем другой - в лесу; по-разному звучит его белизна и в насте, и в пороше, и в накатанной до блеска дороге.
Если же проследить подробно, как Степанов составляет цвет белого снега, то увидим всю сложность его решений. В картине "Зимний вечер" (частное собрание) на дальней крыше снег взят белым и голубовато-серым, на более близкой - белым и желтовато-серым, на изгороди, на деревьях - белым и более теплым серым с лиловатым оттенком. Все это чуть заметные отношения - так тонко Степанов различает сближенные тона. Но верх драгоценной тонкости художественного видения Степанова - его небольшая картина "Занесло" (собрание семьи художника). Изба на два двора, стог да из жердочек изгородь; дорога идет мимо, да почти и не дорога, так, один раз проехали по снежной целине. Все покрыто снегом, все утонуло в снегу, все бело: и крыши, и стог, и равнина. Но белый снег сверкает и переливается розовыми, голубыми, лиловыми, желтыми огнями и все-таки остается белым. Картина написана мелкими разноцветными мазками, но это не дивизионизм - здесь нет ничего нарочитого, никакой теоретической подоплеки. Художник угадывает оптические законы и умеет находить связь между мельчайшими оттенками цвета. "Зимний вечер" (ок. 1914-1915 гг., масло, по желтому картону, частное собрание) следует отнести к числу первоклассных лирических картин Степанова. Зима. Вечереет. Избушка и сарайчик на краю заросшего деревьями оврага; деревья облеплены снегом; снег лежит на крышах тяжелыми пластами; в окне зажегся огонек. Степанов поймал то состояние природы, когда в комнатах уже стемнело, на улице смеркается, но тени еще не смешались и ясно различимы цвета в платьях девушек - розовый, черный, желтый, голубой. Нужно было большое искусство, чтобы приглушить эти тона ровно настолько, чтобы они не вторгались диссонансом в гармонию белых, голубовато - и желтовато-серых и коричневых тонов, составляющих основу картины, но входили в нее свободно, внося новую ценность в музыкальное построение пейзажа. Почти неуловимые ритмы с трудом поддаются анализу, но все-таки следует отметить несколько приемов, посредством которых Степанов ведет взор зрителя к логическому центру картины - трем девушкам, вышедшим на край оврага, остановившимся и замолчавшим от красоты увиденного. Их группа как бы подчеркнута и ясным колоритом их одежды, и огоньком, зажегшимся в окне, как раз за ними, и белизной снежной площадки, на которой они стоят. Есть много других закономерностей, которые говорят о том, каким искусным композитором стал Степанов, не потеряв при этом ни свежести, ни непосредственности своего дарования. В картине есть деталь, которая укрепляет предложенную здесь датировку. Девушки вышли к оврагу одни, не с парнями. У Степанова никогда ничего не бывает сказано зря, вероятно, парни ушли на войну, и девушки одни вышли на закате погрустить до первой звезды.


Далее: Биография, стр.16





Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru