Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

Алексей Степанов - Борзые. 1900-1901 Борзые. 1900-1901

   
В большом рисовальном наследии Степанова можно различить рисунки нескольких типов. Среди них встречаются аналитические рабочие рисунки, с которыми чаще всего художники расстаются на школьной скамье. Степанов же прибегал к ним и в зрелом периоде творчества, проверяя штудированием зрение и руку. Грудная и шейная мускулатура лошади, нога в различных положениях, различные повороты головы животного занимают многие листы в его рабочих альбомах. Особо стоит группа рисунков с призеров: породистых премированных собак и лошадей - победительниц на скачках. Хранящиеся в Третьяковской галерее портретные рисунки пойнтера могут быть образцами. Тщательно разработаны в них тонкая мускулатура чистопородной собаки, все ее великолепные стати. Рисунки могли бы послужить учебным пособием или иллюстрацией к специальным исследованиям.
Но даже в таких рисунках, обычно заказных, встречается иногда то идущее изнутри эмоциональное начало, которое рождает и согревает образ. Отсюда изящество, которым отмечены такие рисунки, как "Тритон" - голова скаковой лошади. По заказу ювелирных фирм Степанов иногда делал рисунки для гравирования на серебре. Одним из них, возможно, и была голова Тритона.
Среди рисунков Степанова встречаются портреты, пейзажи, жанровые наброски, но вершиной его рисовального стиля являются несомненно зарисовки животных и птиц. В самых беглых рисунках, которые Степанов набрасывал на ходу, обычно на охоте, с ускользающей натуры, ему достаточно было нескольких точек, несколько ведущих линий, чтобы возник образ животного. Дело в том, что эти точки были самые главные и линии - самые необходимые, и это главное и необходимое сразу давало "общее" и не только общее, но характерное, индивидуальное, с необычайной живостью передавая мускулистое напряженное тело животного, его гладкую, шершавую или взъерошенную шерстку. В рисунке, так же как и в живописи, Степанов прошел большой творческий путь. Постепенно, но далеко не случайно менялись не только приемы, но самый характер, установка, творческая цель рисунков Степанова. Существует закономерная связь между изменениями в рисовальной манере Степанова и развитием его живописного стиля.

Алексей Степанов - Баба с лошадью. 1899 Баба с лошадью. 1899

   
В ранних рисунках 80-х-начала 90-х годов отмечается стремление к детализации, к дробной разделке листа; вместе с тем карандаш кроет большие поверхности, допускается растушка. Специфика не сразу была угадана художником. Стремление создавать в рисунке цельную, законченную картину, так ясно проявившееся в иллюстрациях журнала "Природа и охота", получило выражение в станковых рисунках Степанова начала 90-х годов, таких как портрет основателя "Художественных сред" В.Е.Шмаровина (1891) и большой, репродуцированный в "Ниве" и получивший широкую известность рисунок графитным карандашом "Настигают" (1893, ГТГ). Портрет Шмаровина исполнен углем в характерной для начала 90-х годов рисовальной манере Степанова. Живописный, с мягкой светотенью, кроющий большие поверхности, рисунок именно этими своими особенностями передает неуловимую мягкость образа модели. Человек средних лет изображен у стола с большой открытой книгой. Задумавшись, он откинулся назад, опершись на локоть правой руки, и отвел в сторону затуманенный взгляд живых, умных глаз. Именно ум, интеллигентность, сосредоточенность мысли при внешней рассеянности (взлохмаченные волосы, небрежность позы) воссоздает Степанов в портрете этого друга художников, тонкого любителя и глубокого знатока искусства. Характерен и самый момент, выбранный художником для портрета, - мгновенно возникшее, но глубокое напряжение мысли. Сюжет рисунка "Настигают" полон трагической силы. Стая волков настигает розвальни старика-крестьянина; обезумевшая храпящая лошадь сбилась с пути, шерсть встала дыбом на собачонке, забившейся в глубь розвальней; ужас в глазах седока, замахнувшегося на волков кнутом, единственным своим оружием. Вокруг - бесконечная снежная равнина; в сером небе плавно кружит ворон. Подобной темы не встречалось даже у Некрасова. Плотно зачерчивая значительные поверхности, чередуя темную, почти черную штриховку с воздушной, серой полутенью, в контурах гибких, подвижных и сильных, художник мастерски изображает упругую мускулатуру волчьих тел под косматой шерстью, тонко и ощутимо передает гладкую шкуру лошади, тулуп мужика, сухие прутья, торчащие из-под снега. Но главное достоинство рисунка в передаче движения, производящего почти ошеломляющий эффект: кажется, лошади, санки, волки в этом молниеносном, диагонально направленном беге вот-вот вырвутся за пределы листа - прием, стоящий в тесной связи с сюжетом рисунка.

Совершенство передачи движения в рисунке "Настигают" предваряет достижения художника в решении той же задачи в живописи. Преодолеть статику в живописной картине, привести в движение все ее сложные компоненты - колорит, освещение, фактуру, в которой динамика мазка имеет свое особое значение, - гораздо трудней, чем в рисунке. Ранние акварели Степанова как будто подтверждают это положение. По мастерству передачи движения, по умению владеть кистью они отстают от рисунков Степанова углем и карандашом. Их локальная раскраска неподвижна, в колорите нет внутреннего движения, нет переливов внутри каждого цвета; контуры четки, рябые тени положены мелкими штришками кистью ("Дети у плетня", 1888, ГТГ). Через пять лет в акварели "Сельский священник проверяет список душ своего прихода" (1893, ГТГ) рисунок по-прежнему статичен; очевидно, все свое внимание художник перенес на овладение колоритом, уже отошедшим от неподвижности локальных красок и приближающимся к тональному колориту конца 90-х годов. Желтый, зеленый, коричневый составляют тональную основу акварели, в которую тонко внедряется розоватый тон ставни и серовато-голубоватый - оконного стекла. Этот мелкий бытовой мотив не получил дальнейшего развития. Шел 1893 год. После "Журавлей" возврат к прошлому был невозможен.
В дальнейшем художник все более четко различает специфику рисунка и акварели. В акварели он поднимает ее живописные элементы и пользуется ее собственными средствами. Его акварельные наброски почти теряют карандашную опору; получают значение прозрачность акварели и ее расплывы - отсюда воздушность, нежность, изящество более поздних акварелей Степанова, таких как "Куры" (собрание семьи художника) и "Собака" (частное собрание). В рисунке же Степанов все дальше отходит от детального, разработанного рисунка-картины и постепенно вырабатывает особый, свой собственный рисовальный стиль.

Далее: продолжение





Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru