Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

Алексей Степанов - Волк и пастухи. 1898 Волк и пастухи. 1898

   
Фигуры волков повторены в картине в той же самой композиции. Увидел их и зарисовал художник среди бела дня. Но в эти мгновения перед ним вставал еще далекий и неясный образ будущей "ночной" картины: на фоне открытого снежного поля в рисунке уже намечены суммарно изгородь и место, где на картине виден домик с мутно светящимся окном. Художника уже обступали образы будущей картины, и он внес первые мысли о ней в натурный набросок. Интересную разновидность степановского рисунка представляет собой "Лось"', фигура которого повторена целиком в картине "Лось и лайки" (ок. 1912 г., Ростовский областной музей). Вряд ли это натурный набросок; точность его повторения в картине свидетельствует, скорее, о его эскизном, вспомогательном значении. Композиционным, как нам кажется, является и рисунок "Четыре волка" из собрания Музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. Степанов много работал в области книжной иллюстрации. Помимо рисунков в "Природе и охоте" он иллюстрировал несколько детских книг с рассказами о животных: "Полкан Собакевич" А.В.Круглова (1896), "Аленушкины сказки" Д.М.Мамина-Сибиряка (1896), "Белячок" И.А.Сливицкого (1923). Как сказано выше, ему принадлежат также четыре иллюстрации к детской книжке "Картины из русской природы и быта" с двенадцатью репродукциями в красках с акварелей Аполлинария Васнецова, Степанова и Серова. Скромность и задушевность Степанова, отмеченную Чеховым близость его изображений животных к миру детских представлений встречаем и в иллюстрациях к "Полкану Собакевичу", и к "Аленушкиным сказкам", и к "Белячку". С большим и теплым чувством выполнены рисунки к "Полкану Собакевичу"; лучшие из них те, в которых действуют животные (собаки, вырвавшиеся из собачьей клетки и бегущие врассыпную), менее удачны рисунки, в которых крупным планом показаны люди, обычно в примитивной комнатной обстановке. С большим вкусом, подчеркивая главную роль собаки в повести Круглова и в соответствии с заголовком книги, сделан портрет самого Собакевича. Но все-таки Степанов не был подлинным иллюстратором в современном понимании слова. Специфика книжной иллюстрации мало его увлекала и, во всяком случае, не имела для него решающего значения. Такие вопросы, как организация страницы разворота, то есть вопросы композиционного слияния иллюстрации с печатным текстом, для него почти не существовали. Его интересовали прежде всего тема, сюжет, образ, взятые сами по себе, так, как если б они мыслились в станковой форме. Вот почему для него был возможен переход от картины к рисунку для каждой иллюстрации, как он это и сделал в книжке "Картины из русской природы и быта".

В этом отношении участие в маленькой мамонтовской книжке было для Степанова особенно благоприятно. Основное в книжке не текст, но именно картинки - красочные репродукции с акварелей Серова, Аполлинария Васнецова и Степанова. Маленькие рассказы сочинены к этим картинкам неизвестным автором, не профессионалом (профессионал в своих рассказах не стал бы так много цитировать Гоголя, Тургенева, Некрасова, Л. Толстого), но со вкусом и знанием русской природы и быта. У каждого художника в книжке по четыре картинки: у Серова -"За дровами", "В тундре", "Пашня весной" и "На базаре в Малороссии"; у Степанова - "В родном гнезде" ("Бабушка печет блины"), "Нянька", "Ночное" и "По зимней дороге", у Аполлинария Васнецова - "В глуши", "Половодье", "Летний день в Малороссии" и "Осень на Кавказе". Кажется, именно Серов был инициатором и душой книги. Ему в этой книжке принадлежат картинки на крестьянские темы, все с фигурами животных; Аполлинарий Васнецов взял пейзажные темы; в акварелях же Степанова, тогда уже признанного автора "Журавлей" и "Осени", действуют деревенские ребятишки.
В акварели "В родном гнезде" Степанов, как уже сказано, повторил сюжет ранней картины "Бабушка печет блины", но при этом изменил колорит: краски стали светлей и прозрачней, цвета нюансированы, их локальность нарушена.
Одна из лучших картинок в книге - степановское "Ночное". В ней хорошо передан трепетный свет костра, подвижный, перебегающий, выхватывающий из синего ночного мрака фигуры детей, ряд тонких березок, белую лошадку за ними. Недавно найдена картина Степанова, в точности отвечающая этой акварели и по основным тонам и по композиции. Колорит ее необычен: яркие, густые, с каким-то металлическим отблеском краски - красный, желтый, синий, зеленый - в освещенных костром одеждах ребят дают в соединении с темно-синим ночным небом напряженное и тревожное сочетание.
Иллюстрации Степанова к "Царской охоте" Н.Кутепова (1907-1911) выполнены как небольшие, завершенные картины, что, видимо, входило в художественный план издания, так как в той же манере выполнены иллюстрации к нему многих других художников. В этом заключается один из просчетов этого широко задуманного труда. К участию в издании были приглашены многие большие художники, такие как В.М. и А.М.Васнецовы, Репин, Серов, Суриков, Бенуа, Лансере, Бакст, К.В.Лебедев, Пастернак, Рябушкин, Самокиш, Рубо и еще многие другие. Художникам-иллюстраторам удалось создать много превосходных отдельных картин русского прошлого, но художественной цельности не получилось и не могло получиться, поскольку приглашены были художники совершенно различные по своим художественным убеждениям, вкусам, живописной манере. Давал себя знать и великосветский заказ; издание сбивалось на внешнюю роскошь, нарядность незаметно стала целью, уводя с пути простоты и правды иногда даже лучших художников. В III томе "Царской охоты" Степанов поместил "Напуск гончих". Всадник в зеленом егерском камзоле с кирпично-красными отворотами, с золотым позументом на треуголке скачет за стаей гончих, не разбирая дороги, через плетень. Серый осенний день, серое небо, блеклая зелень и желтизна перелесков; на горизонте темной полоской обозначился далекий лес. В этом единственном своем "историческом" произведении художник сумел показать свой оригинальный подход к исторической теме. Во всем образном строе, в скромном колорите, в простоте композиции, в самой обычности происходящего заключено живое опровержение стилизации, внешней красивости, эстетствующего любования стариной в раскрытии исторической темы. Особенность ее трактовки как в этой акварели, так и в иллюстрации "Загонщики" сказывается в присущей Степанову демократичности, идущей вразрез с темой и названием издания: "Царская охота". Степанов, как это верно указано Н.Смирновым очень точно показывает, что сама-то царская охота есть создание отнюдь не высокопоставленных лиц, но псарей, егерей, борзятников и тех безымянных баб, стариков, мальчишек, которые по господскому зову бросали работу и становились в ряды загонщиков.
Таким образом, в рисунках и в акварелях, то есть в том виде изобразительного искусства, в котором художник наиболее непосредственно и откровенно раскрывает свое "я", Степанов, как и в картинках, остается художником подлинно народным, искренним до конца в своей любви к простому человеку, к миру животных.


Далее: в начало





Алексей Степанов, 2007-2018. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru