Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

   
Исаак Левитан Исаак Левитан

Ближе всех к Степанову в его молодые годы был Левитан. Возможно, безрадостное начало жизни обоих дало толчок к первому сближению. А дальше их душевную близость укрепили общие интересы, общие взгляды на искусство, страстная любовь к природе, тонкое ее понимание. После окончания Училища оба они поселились в дешевых номерах на Тверской, носивших громкое название "Англия". Жили крайне скромно, нуждались материально, но пребывали всегда в творческом кипении. Вместе ездили они на этюды, работали над общей натурой, по праздникам ходили в музеи, "натощак начинали день, мечтали о нежно любимой природе". Оба были охотниками и страстными Путешественниками. Нестеров рассказывает, как Степанов, Хруслов и некоторые другие художники задумали проехать на косной по Волге; он повстречал их по пути в Казань. На высокой горе большого волжского села Услон они провели чудесные часы, говоря об искусстве, мечтая о счастье в жизни. В 1886 - 1887 годах Степанов, Левитан и Кувшинникова вместе прожили два лета в Саввинской слободе под Звенигородом. В 1888 году все трое сели в Рязани на пароход и спустились по Оке до Нижнего; в Нижнем пересели на волжский пароход и поднялись по Волге до Плёса. В Плёсе остановились.

Хорошо известно, как благоприятно сказалось на творчестве Левитана пребывание в этих местах. Достаточно назвать "После дождя. Плёс", "Золотой Плёс" и "Над вечным покоем", в которых Левитан сохранил воспоминания о Плёсе. В биографии же Степанова Плёс остается одним из "белых пятен".
С.С.Голоушев в июле 1888 года писал художнику А.А.Киселеву: "Видел Степанова и Левитана. Работали много, некоторые этюды у Левитана просто прелесть. У Степанова этюды менее удачны, но тоже две-три вещи чудно схвачены, и он писал все пейзажи". Что это за "две-три вещи", что это за пейзажи - трудно точно выяснить, можно только строить догадки.
В Саввинской слободе и в Плёсе Степанова, кажется, больше всего занимали жившие с ним люди - такие близкие и вместе с тем бесконечно далекие, занятые только самими собой, - Левитан и Кувшинникова. Сохранились этюды Степанова: "Левитан и Кувшинникова, идущие по дорожке" (1887) и "Левитан и Кувшинникова на этюдах" (оба в Париже, в частном собрании). К 1889 году, когда Степанов в последний раз побывал в Плёсе вместе с Левитаном и Кувшинниковой, относятся еще два этюда: "Левитан и Кувшинникова на берегу реки" и "По Волге на охоту" (бывшее собрание С.П.Кувшинниковой). Все эти этюды известны только по фотографиям. Поэтому мы не можем судить об их колорите. Можно только отметить живо схваченное движение и позы фигур, яркий солнечный свет в этюде 1887 года и свежесть письма, сохраняющего непосредственность и цельность живописного наброска.

В Государственном литературном музее хранится небольшой портрет Софьи Петровны Кувшинниковой. Фантастическая мечтательница написана Степановым в обычном для нее причудливом костюме, с распущенными волосами. Широкая, лохматая живопись портрета кажется утверждает более позднюю датировку.
Степанов был в Плёсе еще три раза, но уже без Левитана - в 1895, в 1897 годах и в последний раз в 1900 году. Кувшинникова же, как уже сказано, осталась навсегда другом семьи Степанова. Портрет мог быть написан значительно позже 1888 года и не в в Плёсе.
Изо всех относящихся к этому периоду портретных набросков Степанова наиболее замечателен небольшой карандашный портрет Левитана, принадлежащий Государственной картинной галерее Белорусии. В правом верхнем углу портрета дата: "24 янв. 88 г." Под портретом подпись: "Левитан", выше справа подпись Степанова. Этот небольшой, вероятно, очень быстро, на лету сделанный портрет Левитана достоин занять одно из значительных мест в иконографии художника. Даже в великолепных портретах Серова не сказано о Левитане так много и так по существу, как в этом маленьком наброске. В серовских портретах внешняя красота Левитана, артистичность его облика смягчают и заслоняют тревожащие черты скрытой болезни, так явно проступающие в портрете работы Степанова. Спутанные волосы, впалые щеки и особенно угловатая линия плеча многое говорят о трудно прожитой молодости, о бедности, о заботах, о тяжелой болезни Левитана, еще не видимой для всех, но уже отмеченной зорким глазом художника. Страдальческая складка меж бровей, как бы обращенный внутрь себя лихорадочный взор бездонных печальных глаз вскрывают высокую одухотворенность образа художника, ничем не приукрашенного, но глубоко человечного.

С пребыванием в разное время в Плёсе связано несколько картин Степанова. На XXIII выставке передвижников в 1895 году была его картина "Берег Волги", в 1896 году на XXIV выставке - "Пристань", в 1897 году - "Стадо у Волги" и на XXVIII выставке, в 1900 году - "На Волге". Но об этих произведениях почти ничего неизвестно. Тем интереснее эскизный рисунок 1895 года к большой картине "Плёс" и небольшая "Уличка в Плёсе" (частное собрание). Написана она, вероятно, не раньше 1900 года. Чистые и яркие краски положены в картине локально, но хорошо гармонизованы. Большое, голубое, очень бледного цвета небо дает всему решению воздушность и мягкое сияние, в котором теплые тона домиков и зелень палисадников приобретают и ясность и глубину. В этом небольшом этюде уже заметен переход к более свободному наложению красок длинными жидкими мазками, к живописи чистыми, светлыми, прозрачными красками, характерной для художника в зрелый период его творчества. "Уличка в Плёсе" уже знаменует поворот в творчестве Степанова, желание высветлить палитру, выйти на воздух, что так характерно было для всех его современников.


Далее: продолжение





Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru