Алексей Степанов ВВЕДЕНИЕ БИОГРАФИЯ ШЕДЕВРЫ ПЕЙЗАЖИ ЗВЕРИ
ПОРТРЕТЫ ПОЕЗДКИ ПЕДАГОГ ГРАФИК ЦИТАТЫ
Степанов и Нестеров Степанов и Чехов Степанов и Левитан Степанов и Архипов Последние годы

   
Исаак Левитан Исаак Левитан

В оценке ранних плёсских работ Степанова Голоушев, видимо, был беспристрастен. Рядом с блестящим Левитаном Степанов казался бледным и отступал на второй план. Тихо и упорно продолжал он работать, не выдаваясь вперед, скромный, застенчивый, мало приметный. В сравнении с Левитаном, рано начавшим и рано утвердившимся в избранном пути, Степанов, несомненно, отставал. Причины этого коренились как в характере, так и в самом жизненном пути художника: по настоянию опекуна он долго был отвлечен от своего искусства, и в Училище живописи был старше многих своих товарищей и гораздо менее их пробыл в школе. Отсюда, быть может, некоторая неуверенность в себе, которая долго была свойственна Степанову. Однако, учась и живя рядом с Левитаном, он не только поддался воздействию сильнейшего тогда товарища, но во всех своих творческих исканиях шел совершенно самостоятельным путем.
В этом отношении особенно показательна работа Степанова над упомянутой выше картиной "Плёс" (местонахождение неизвестно, о картине можно судить по рисунку 1895 года, который, по словам дочери художника, точно ей соответствует). Написать Плёс с Волги и не подражать "Золотому Плёсу" Левитана было делом достаточно трудным. Но у Степанова дана иная точка зрения, иная композиция: орлиный горизонт, и все взято справа, то есть с верховьев волжского плёса, а не слева, снизу, как у Левитана. Церковь у обоих художников одна и та же, но написана она с разных сторон. И, наконец, деталь, которой вовсе нет у Левитана: у Степанова внизу, по берегу, вьется дорога, по ней едет тарантас. Таким образом, в своем "Плёсе" Степанов дает самостоятельное, отличное от "Золотого Плёса", решение. Высоким горизонтом и мотивом едущего по дороге тарантаса это решение отличается и от другой картины Левитана - "После дождя. Плёс" (1889). И Левитан и Степанов были первооткрывателями, но Левитан был чистым пейзажистом, он очень редко вписывал в пейзаж фигуру человека или животного, да для его пейзажей в этом и не было никакой необходимости. Степанов же примкнул к тому направлению, которое создавало новый вид картины, в котором были гармонично слиты и жанр, и пейзаж, а у Степанова и анималистическая тема.
В своем колорите Левитан старался как можно ближе передать лирическое восприятие подлинных красок природы, золотистого заката, синих теней на снегу от яркого мартовского солнца, тонких, смешанных тональностей тихой летней ночи с месяцем, плывущим над стогами. Колорит же пейзажей Степанова по мере внутреннего роста художника становился все более сдержанным; он оставался верен природе, но не столько в красках, сколько в их отношениях, в тонких валерах серого, черного, оливкового и разных оттенков коричневого.
И есть еще различие между обоими художниками более тонкое, но более существенное: Левитан смотрел на пейзаж всегда как бы немного издали, как будто с невидимого холма; и этот "отход" дал ему возможность проникновенных и глубоких обобщений: он создал исторический пейзаж средствами одного только чистого пейзажа, без каких-либо исторических деталей ("Владимирка"), пейзаж с глубоким философским содержанием ("Над вечным покоем"), наконец, с сокровенным трагическим рассказом ("Омут"). Степанов же проникал всем своим существом в самую глубь природы. Казалось, он воспринимал ее не только глазами, но слышал ее тайные шорохи, воспринимал ее на ощупь, вдыхал запахи земли. Отсюда присущая художнику тонкость ощущения природы. В письме к В.А.Гольцеву (25 января 1897 года), цитируя стихи Баратынского "На смерть Гёте":

"С природой одною он жизнью дышал,
Ручья разумел лепетанье
И говор древесных листов понимал,
И слушал он трав прозябанье.. ." –

Левитан восклицает: "Вот это идеал пейзажиста - изощрить свою психику до того, чтобы слышать "трав прозябанье". Какое это великое счастье! Не правда ли".
Это и было далекой целью творческих устремлений молодого Степанова. Но путь к нему был чрезвычайно труден. Он шел через кропотливый труд, который мы вправе назвать исследовательским, столько в нем было точных наблюдений, пока художник не достиг в дальнейшем их гармонического синтеза в искусстве.




Алексей Степанов, 2007-2015. Контакты - alex (а) alexey-stepanov.ru